Сотня

Избранное


На пляже

Сгущённое в лепёшку небо
Надавит на кусочек тела.
Зудит оторванное мясо.
Губа не прекращает мяться.

Лоснящийся живот
Находится наоборот.
Сквозь пальцы ног лучи играют,
Щекотку в мышцах развивают.

Лицо в пожаре испарится.
Зрачок в наплыве пота растворится.
Упало в воду гренки тело.
Всё, что горело – охладело.

Овал

Сидящий, в горизонт смотрящий,
Овал с пенька упал.
Смердящий, правдой говорящий,
Он по кастрюле постучал.

Он прочитал свои стихи
И выбрался наружу из себя.
Натёр грибным спиртом виски
И в путь отправился, секунду погодя.

Елозит по ногам шнурок.
Левясь, коробится мучача.
Енот и Дейл-бурундучок
Ему преграды строят в чаще.

Топорщится его нутро
Но он поход не прерывает.
Когда читатель, может, спит в метро,
Овраг он храбро преодолевает.

Не знает он, что его ждёт.
Быть может, волк его заест.
Но всё ж шагает он вперёд
В грозящий страхом тёмный лес.

Кащеи дух его терзают,
И лешие блестят в поту.
Но он то, что задумал, знает.
И я завидую ему!

Мы рождены

Мы рождены, чтоб стать предметом,
Быть инструментом волосатых рук.
Спасибо экономике за это.
Как здорово, что существует производства круг.

Мы числимся в таблицах и бумагах.
И вот уже записаны в очередях.
За нами толпы бюрократов,
Не меньшие пред нами, сидя на костях.

Похлёбки не бывает без цепи.
И туго подзажат ошейник.
Не надо буйствовать в клети.
Не терпят здесь того, кто есть отшельник.

Кусочек сахара за послушанье,
Чтоб сладок был настолько, чтобы захотелося ещё.
Пинок и воспитательные наказанья
Тому, кто сомневается в рациональности сего.

Нам предлагают белки колесо
И понукают по нему бежать.
Нам выжигают сваркою клеймо.
Нам суждено принадлежать.

Возмездие

Мене не нравится, когда меня щекочают за ухом.
Особенно, когда при этом кожу мнут.
Когда жужжит под ухом муха.
Я не люблю, когда мне в рот плюют.

Меня до спеси раздражает,
Когда мне нос для развлеченья рвут,
Когда язык гвоздями прибивают,
И волосы под мышкой жгут.

Я очень злой тогда бываю,
Я просто из себя мечусь.
Хоть я и пацифистом прослываю,
Я резких слов при этом не гнушусь.

И я от возмущения сгораю,
Когда мне органы вот так берут.
Их в мясорубку помещают
И с них пельмени вкусные жуют.

Бесстыдно кожу мне снимают
И делают перчатки, куртки, кошельки.
С мозгов десерт заготовляют,
А из костей играют в городки.

Я снисходительно пока за этим наблюдаю,
Но скоро моему терпению прийдёт конец.
Я знаю, рано или поздно, уверяю,
Придётся вам за это отвечать.

Стекло

Воскресным утром ты проснулся,
Хотя с утра вставать ты не хотел.
Как будто от толчка очнулся
И машинально спальню оглядел.

Твой взгляд остановился на стакане –
Стакан наполнился стеклом.
В окно перелся луч, как на экране...
С кровати ты вскочил прыжком.

Тем временем стекло за край перевалило
И по полу так склизко расплылось.
Тебя плохое чувство охватило,
Такое наблюдать тебе ещё не довелось.

Ты выскочил стремглав из дома,
Где разливалося во всю стекло.
Ты изготовил автомат из ломанного лома
И застрелил чудовищное зло.

Смерть в пустыне

Сухой песок рот пеленает,
К горячей печке прислоняет.
Язык утратил все мечтанья
И симулирует глотанье.

Бог Ра по небу пролетает
И в колеснице гроб качает.
Ты видишь странную картину:
Отец оплакивает сына.

Перед тобой мираж всплывает,
В мир нереальный забирает.
Русалка плещется водою,
Лаская мокрою рукою.

Кит по волнам тебя катает.
Живот прохладой омывает.
Дельфины звуки извлекают.
Меж твоих губ фонтан играет.

Валяется в пустыне тело.
От солнечных лучей сгорело.
Тарантул делает берлогу.
Он ненавидит суматоху.

Как жаль

Всё хорошо, что хорошо кончается.
Кто начал увлекаться – плохо кончит.
Нет, мне не жаль того, кто опосля в грязи валяется.
Мне жаль бычка за то, что он не падает, а всё качается.

Парус (думка)

Белеет парус одинокий,
Белеет одиноко парус.
Белеет парус...
Белеет и белеет...

Оно, конечно же, ещё белеет.
И вот поэтому оно белеет.
Парус. Белеет парус.
Белеет и белеет.

Слово о рыбках

Эх, рыбки, рыбки, рыбоньки мои!
Бедные, вы бедные, бедняжечки!
Ох, лежите вы в консерве словно трупики!
Жалко, жалко вас в братской могилушке!

Головы-головоньки отрубили вам!
Ох, да за что же, за что же вас так, бедненьких!
И соусом, соусом вас, томатненьким!
Ой, да что ж с вас стало, как изувечили!

Да я вас на хлебец положу, положу!
Да закушу, да вами побалуюсь!
Да поваритесь вы в моём желудочке!
Ох, вы мои вкусненькие, чудненькие!

Про яйцо

Не плохо, не плохо. Давай-ка ещё
Попробуй раздавить яйцо ещё одно.


На стартовую страничку